Главный секрет

ПРЕДИСЛОВИЕ:

Года два тому назад по телевидению довелось мне услышать Валентину Георгиевну Сергееву, читавшую свои стихи. Читала она их очень темпераментно, зажигательно и вдохновенно.

Стихи ее показались мне чересчур простыми по содержанию. Но в некоторых из прочитанных ею стихотворений улавливалась поэтически выраженная мысль. Притягивала и привлекала музыкальность ее стихов, непосредственность чувства, простота и ясность метафор, а главное, что меня привлекло в этих стихах, — возможность автора написать стихи, которые можно легко положить на музыку. Вот почему захотелось познакомиться с ней на предмет сотрудничества. Что, к счастью, и произошло с помощью моего друга, хорошо ее знавшего.

Как раз в то время работал я над музыкой к очередному фильму. Срочно нужны были стихи к намечавшемуся романсу, исполнять который должна была героиня фильма.

Встретившись со мной, Валентина Георгиевна привезла рукописи стихов своих. Среди них немало было весьма хороших. Но, увы, на «нужную» тему, то есть то, что требовалось по сюжету фильма и характеру героини, ни одно из этих стихотворений не подходило.

Мы долго сидели с Валентиной Георгиевной, раздумывая над тем, как можно скорее выйти из того трудного положения, в которое я попал. Время меня буквально поджимало. Ведь моя героиня должна была петь этот романс, как говорится, «в кадре», а день съемки грозно приближался. Я был в отчаянии. Тогда меня осенила мысль: ведь основная музыкальная тема фильма есть! На эту мелодию можно подобрать слова. И я наиграл В. Сергеевой эту мелодию. Как мне показалось, эта музыка ей понравилась, как бы «зажгла» ее. «Какая прелестная мелодия», — повторяла она. Я спросил Валентину Георгиевну: «А не пробовали ли Вы подтекстовывать мелодию, то есть подкладывать под нее нужные слова?». Она ответила: «Нет, не пробовала, но, пожалуй, возьмусь за это». Тогда и началось наше содружество, которое принесло нам обоим много трудных, порою весьма драматических минут, но и, в конце концов, большое творческое удовлетворение.

Когда мы попрощались, я тут же стал продумывать, как бы мне эту главную музыкальную тему фильма, довольно короткую, развить таким образом, чтобы сложилось такая музыкальная конструкция, которая могла бы стать музыкой будущего романса.

И когда вскоре, встретившись с Сергеевой, я ей наиграл эту довольно сложную музыкальную конструкцию, под которую следовало бы подложить слова. Валентина Георгиевна в отчаяние не пришла. Можно было подумать, что она всю жизнь этим только и занималась!

И тут меня поразила ее готовность мощно, самоотверженно потрудиться. Она прекрасно понимала, какую трудную задачу я поставил перед ней, ведь надо было придумать не только отдельные фразы, но надо было сочинить сюжетроманса! И все это ее не смутило.
Предполагала ли она, что в моем лице она встретит весьма «требовательного заказчика»? Еще бы! — тридцать лет тесного и весьма плодотворного сотрудничества с Булатом Окуджавой — и часто ведь результаты нашего союза чего-то же стоили! Но Валентина Георгиевна трудностей не побоялась!

Вообще, придумать «подтекстовку» -дело нехитрое. В этом можно легко убедиться по тем глыбам бездарных,лишенных смысла и элементарного художественного вкуса текстов — всей этой ПОД-ТЕКСТОВОЙ попсовой пошлости и халтуры,мутным потоком льющейся с экранов телевидения и радио. Увы, как часто такого рода подтекстовки портят и опошляют хорошую музыку!

В чем же трудность сделать хорошую подтекстовку? Надо, чтобы слова,

«подложенные» под музыку, прежде всего соответствовали настроению этой . музыки. Причем, это не может быть простой подбор случайных слов, а должно быть выражено простыми словами глубокое чувство, ясная сюжетная фраза или предложение, как бы заранее придуманная поэтическая форма, «сюжет» будущего вокального сочинения, будь то песня или романс. Подтекстовку надо делать так, чтобы это не ощущалось как подтекстовка, а будто бы сам композитор взял готовое, заранее сочиненное стихотворение и написал на него свою музыку.Вот в чем главная трудность.

Поэтому хорошая подтекстовка -это верх виртуозного владения и словом, и формой, и, конечно же, чувством полной слитности с музыкой!

Вот к этому мы оба с нею и стремились. Она — своей неукротимой фантазией, необычайным упорством и бойкостью пера, я — немалым, наработанным годами, опытом и, смею полагать, неплохим знанием настоящей поэзии и особой любовью к ней.

Можете поверить мне, работать с В. Сергеевой доставляло мне большое удовлетворение. Я был просто потрясен! В течение нескольких месяцев (да-да, я не оговорился)! Валентина Георгиевна проявляла огромное долготерпение, я бы сказал какую-то особую самоотверженность выслушивать и пытаться исполнять мои очень строгие, очень придирчивые желания.

Чуть ли не каждый день Валентина Георгиевна присылала мне по факсу (я Живу постоянно за городом, в нескольких да тиках километров от нее) разные варианты текста. Иногда мы оба мучились в подыскании не только целой фразы, но даже отдельного слова. Ведь цель перед нами была одна — найти

только одну настоящую фразу, только одно слово. И Валентина Сергеева с этой задачей справилась блестяще! Она написала стихи, которые очень хорошо легли под музыку и вряд ли даже опытный знаток почувствует, что это была подтекстовка.

Я уж не знаю, хорошо ли получился наш романс «У окна» — об этом пусть судят те, кому довелось или доведется его услышать, но за качество «поэтической» работы В.Сергеевой ручаюсь.

Читателя этого, уже одиннадцатого но счету, сборника стихов Валентины Сергеевой может удивить столь подробный рассказ мой о нашей совместной работе. Кому-то может показаться: «Стоит ли работа над одним только романсом такого подробного рассказа?!»

Отвечаю — объяснение тому вот в чем.

После смерти моего близкого друга, постоянного моего, на протяжении трех десятилетий, соавтора Булата Окуджавы, я оказался в очень трудном положении. Говорят, незаменимых людей нет. Это не совсем так. В данном случае для меня — Окуджава, этот Великий, выдающийся бард, прекрасный поэт, да к тому же и сам пишущий замечательные мелодии к своим стихам, преданный, сердечный друг, написавший стихи более чем к тридцати моим песням и романсам, был человеком абсолютно незаменимым. С его смертью я буквально осиротел.

Многие из моих песен и романсов на его стихи, вот уже многие десятилетия весьма популярны, поются, не устаревают, а некоторые из них, как песенка Верещагина из фильма «Белое солнце пустыни» — «Ваше благородие, госпожа удача», песня из фильма «Нас венчали не в церкви» — «Любовь и разлука», песня из фильма «Звезда пленительного счастья» — «Не обещайте деве юной любови вечной на земле» или песни из популярного фильма «Соломенная шляпка» в
блистательном исполнении незабвенного Андреярея Миронова, Людмилы Гурченко и

т.д. стали любимыми не только у нас в России, но и далеко за ее пределами.

Я объясняю секрет живучести некоторых моих песен и романсов не только в музыке,но, и в большой степени, в стихах

этих песен и романсов. В стихах, написанных специально для меня.
Вот в слитности моих мелодий и стихов Окуджавы я и вижу секрет их долголетия.

Как то,уже после кончины Булата,мне понадобились стихи к фильму, и я обратился к прекрасному московскому поэту.

В первом же разговоре по телефону, едва поговорив со мной, он весьма уверенно заявил: «Вы, Исаак Иосифович, в поэзии ничего не понимаете». Сказано

сильно, но я «удар» выдержал, даже мне

такая откровенность и прямота весьма пришласъ по вкусу, и я уговорил его написать стихи к романсу, который был бы по своему содержанию близок к сюжету фильма. Моим уговорам, этот очень талантливый поэт, поддался, но,увы, его поэтический талант был несколько омрачен, как мне казалось, некоторой излишней самоуверенностью и даже высокомерием. Ну, что ж, иногда это бывает совсем неплохо. Наконец, работа пошла, но сколько я натерпелся от нее! Ведь на каждую мою просьбу что-то переделать, какое-то слово заменить, просьбу, высказанную мною в самой деликатной форме, следовал четкий отказ. Кое в чем его упорство и упрямство мне удалось преодолеть и в целом результат оказался хорошим, и это, конечно, потому, что он несмотря на свою излишнюю, как мне казалось, амбициозность, был человеком очень талантливым и прекрасным поэтом. Но найти поэта, готового пойти на известные жертвы, готового принять жесткие условия совместной, согласованной работы, ох, как тяжело!

Вот поэтому знакомство с Валентиной Сергеевой, ее умение, готовность понять и почувствовать замысел композитора, для меня было большой находкой.

Да, не скрою, не все в ее поэзии мне по вкусу, далеко не все в ее творчестве я приемлю. Иногда, думается мне, не грех было бы ей вспомнить мудрые слова Льва Толстого, кстати, сказанные им своему близкому другу и прекрасному поэту Афанасию Фету, слова, которые надо было бы помнить каждому из нас, кто причастен к творчеству: «ДОБЫВАЙТЕ ЗОЛОТО ПРОСЕИВАНИЕМ!»

К творчеству Валентины Сергеевой, к ее неустанному поиску лучшего, отношусь с огромным уважением. Она поэт ищущий и много и плодотворно работает над собой.

Недавно Валентина Георгиевна ознакомила меня с содержанием выходящего в свет сборника стихов «Главный секрет». Вот я и вспомнил нашу работу над мансом «У окна». Я уже слышал его в прекрасном исполнении Нани Брегвадзе, Ларисы Лусты и Татьяны Чарской. Каждая из них спела его по-своему. И что меня радовало — каждая из них находила свое интересное решение.

С искренним уважением,
Исаак Шварц

 

***

Звук мелодии все звонче,

Выше нот хрустальных нить…

Как ремонт

нельзя

закончить,

Можно только прекратить,

Так мелодий совершенство

Невозможно.

Только путь

Осознания блаженства

Приближает нас

чуть-чуть

К мастерству рожденья звуков,

К тайнам Вечного Пути.

Прост секрет Творцов:

сквозь муку

Все идти,

идти,

идти…


glavnyy_sekretApr12485Apr12487Apr12486